Ренессанс

Карло Дольчи. Двойной автопортрет

Портрет-шутка. Портрет-мистификация. Портрет-самоирония.

Данная картина датируется 1674-м годом. Эти цифры мы отчетливо видим на карточке в руке художника. Такая датировка подтверждается и костюмом, который явно указывают на испано-нидерландское влияние. Такое влияние флорентийский художник Карло Дольчи мог испытывать лишь во второй половине XVII века. Да полноте, господа. Сам ли Карло изображен на портрете? Никак не походит он на 58-летнего мужа.


Карло Дольчи. Двойной автопортрет, 1674

Рассмотрим ближе карточку, которую держит портретируемый. Помещение подобных объектов внутри картиного пространства было очень распространено в искусстве барокко. Это могли быть насекомые, этикетки-обманки, фальшивые рамы. В нашем случае это небольшой жанровый портрет. Изображен художник за работой. Очевидно он пишет нечто миниатюрное, возможно, деталь. На нем непритязательный костюм ремесленника, шляпа: вероятно, он работает на открытом воздухе. Его очки забавно наползают на кончик носа. Художник так увлечен, что даже приоткрыл от усердия рот, это делает изображение комичным и типическим, совсем в духе северных стран. Вспомним знаменитое «Художник и знаток» Брейгеля.
Этот внутренний портрет подписан: «di Anni... Per sua Alteza Roza to Carlo Dolci». Не берусь утверждать точно, но мне кажется, что эта фраза на староитальянском вульгаре переводится как «от Анни ...  благодаря его Высочеству Роза для Карло Дольчи». Но кто такой этот Роза? и какое отношение он имеет к Карло Дольчи?


Карло Дольчи. Двойной автопортрет (деталь), 1674

Сюжет картины можно трактовать так. Художник получил в дар собственный портрет и теперь демонстрирует его зрителю. Но какая разница между портретом и портретируемым! Пред нами предстает мужчина в одежде дворянина, благородно-осанистый, почти аристократ.
Техника исполнения внешней и внутренней картин также контрастируют. В первом случае мы видим тяжелую масляную живопись и академичность исполнения, сама поза является традиционной для барочного портрета. Во втором
 ̶ легкий набросок, непринужденность и наблюдательность. Однако таким сопоставлением художник устанавливает примат живописи над графикой, так как графическую работу возможно воспроизвести средствами живописи.
Карло Дольчи прячет полуулыбку, слегка вскинув брови он смотрит на зрителя. Художник как бы обращается к нам, предлагая самостоятельно составить мнение:
«Что скажете?»

Что же скажем?..