Академия

Василий Перов. Христос в Гефсиманском саду

На половине пути к Врубелю, справа от портала отделяющего зал Василия Перова от пейзажистов, находится картина так сильно потемневшая, что ее можно и не заметить. Только линии золотого асиста все еще резко выделяются на темном полотне картины.


Василий Перов. Христос в Гефсиманском саду, 1878

Задержимся у этой картины и дадим себе труд рассмотреть ее внимательней. В первую очередь мы увидим выхваченные из мрака лунным лучом руки и голову человека, распростертого ниц. Поза его расслабленна, в нем не чувствуется никакого напряжения. Именно так, "пав на лице свое", жители древней Палестины выражали одновременно и крайнюю степень мольбы, и крайнюю степень покорности. Ранняя весна, и ночи в горах близ Иерусалима еще холодны. Голые еще деревья рассеивают свои тени в свете ночного светила (близится полнолуние) не в силах укрыть одинокую человеческую фигуру, и только одинокий цветок склонился над головой молящегося сына человеческого. А там, справа, за стеной колючих кактусов, которые словно вытягивают свои тоненькие шеи и ждут чего-то, там вдалеке раскинулся древний город. Несмотря на позднюю ночь в окнах домов горит свет. Люди Бога празднуют великий праздник Пасхи. Они не знают еще, что несколько часов назад в неприметной Сионской Горнице Бог дал людям всего мира Новый Завет.
Отойдем ненадолго, чтобы оглянуться и посмотреть на другие картины Перова-Передвижника. Вот за нами: "Сельский Крестный ход на Пасхе" 1861 года и хрестоматийное "Чаепитие в Мытищах" - 1862. Левая стена: "Тройка" (1866) и прекрасные портреты: А.Н. Островский (1871) и Ф.М. Достоевский (1872), далее, охотничьи сюжеты. И вот мы возвращаемся к вершине творчества живописца: картине "Христос в Гефсиманском саду" (1878), "Моление о чаше". Как случилось, что Василий Перов, возмущавший властей своими обличительными сюжетами, обрушивавшийся то на церковную иерархию, то на социальное неравенство, освоивший тонкости психологического портрета, на финальном этапе своего творчества оставил все это, чтобы написать сверхнатуралистического Христа.

 

   



Давайте еще раз вглядимся в эту удивительную картину. Таинственный и возвышенное "Гефсиманское моление" стало сюжетом для прекрасных картин многих великих художников. Василий Перов отказывается от традиционных трактовок, принятых в европейской живописи и не изображает Иисуса Христа стоящим на коленях. Его предшественники создавали шедевры, решая пластическую позу и психологию портрета Спасителя в час Его возвышенной молитвы. В картине Перова поза Христа статична. Зритель не видит лица Иисуса, а психологическое состояние передается через изображенный пейзаж. Ходожник ищет реально существующего Иисуса Назаретянина, с другой же стороны он не позволяет себе использовать свой талант портретиста, и тем самым внести фальшь в эту историческую картину.

Вместо натуралистического напряжения Василий Перов вносит в свою картину новый пласт духовной реальности. Крестообразный цветок, склонившийся над Христом и золотой терновый венец над Его головой - эти приемы одинаково чужды и современной Перову академической живописи, ищущей земного образа Сына Человеческого и отказывающейся от изображения Божественного, и иконописи, изображающей Горний Мир и не нуждающейся в аллегории. На картине Перова цветок и венец - это вневременные знаки, символы будущей крестной смерти и воскресения, страдания и увенчания славой. Через сто с лишним лет они не поблекли на этой картине.

____________________

Использованы материалы сайта
Перов Василий Григорьевич // Государственная Третьяковская галерея. - [электронный ресурс]